otpravitel
Был на сайте позавчера в 17:24
Читателей: 396

13.15

Круглые кварцевые часы на стене конторы показывали четверть второго. Находившийся в вечном сне Мут, распластавшийся на своём рабочем столе, подобно осьминогу, выброшенному на песчаный берег, боролся с настигающей его послеобеденной дрёмой. Пышная Тюля, по соседству, подперев щёку кулачком, надув накрашенные губки, слушала Брауза, который сидел напротив, зевал, раскладывал пасьянс «Косынка», с прагматичной периодичностью почёсывая пах, и размеренно продолжал:
— В двадцать шестом году нашей эры, император Тиберий (второй император из династии Юлиев-Клавдиев) назначил префектом римской провинции, Иудеи, Понтия Пилата, которому тогда не было и тридцати лет, но который уже проявил себя на государственной службе.
— Ах…, — томно вздохнула Тюля.
— Ням-ням, — причмокнул в полусне Мут.
— Первое, что решил сделать молодой наместник — это провести канализацию  в Иерусалиме, чем, к своему удивлению, сразу же вызвал недовольство и ополчил против себя иудеев, которые, как известно, справляли нужду за городскими стенами, для чего каждый носил с собой специально предназначенную для этого лопатку. И вот были привлечены инженеры, составлен прожект, начались работы, рытьё канав. Эти мероприятия окончательно переполнили чашу терпения местного населения, и начался бунт. Восстание. В буквальном смысле вооружённое сопротивление. В смятении, Пилат плюнул на всё это дело и свернул строительство. Жители успокоились, но негативное впечатление осталось. Этот случай, поначалу озадачивший прокуратора, впоследствии определил его политику по отношению к этому народу. Малейшие нововведения или даже появления на улицах знамён с изображением императора немедленно вызывали воинственное возмущение, переходящее в открытое столкновение. Всё-таки удалось построить в городе водопровод, причём деньги на это были взяты из сокровищницы Иерусалимского храма, не без посредства покладистых священников. Довольно быстро Пилат понял на какие рычаги следует давить, чтобы управлять этой землёй и её обитателями и не гнушался радикальных мер. Надо сказать, что правление Понтия Пилата превзошло все предыдущие и последующие по количеству массовых народных волнений, как следствие – многочисленных казней, а так же взятничества и «оскорблений» религиозных верований иудеев. Однако в истории и людской памяти он остался не кем иным, как тем, который сказал: «Я умываю руки. Не виновен я в смерти сего праведника…».
Дверь кабинета распахнулась, как вихрь в жаркий летний день в помещение ворвался Подъяблонский. Он осветил всех присутствующих испускающим радугу взглядом:
— Господа! Друзья мои! У меня произошло удивительное, радостное событие! Но! Я вам ничего не расскажу.
Вихрь скрылся в проёме уже захлопнувшийся двери.
После минутного молчания, глаза Тюли перестали хлопать, щека вернулась на место.
— Дурак, — фыркнула она.
— Сука, — философски заметил пробдевший Мут.
Палец Брауза отпустил кнопку мыши, семёрка пик вернулась в колоду.
— Ну, пан Брауз, что же дальше? Вы так интересно рассказывали.
— А? Да-да… Э-э… О чём, бишь, я?
— Что-то про умывание рук.
— Да? Ах, ну да. «У тебя такие руки, что сбежали даже брюки».
— Что-что?
— «Даже брюки, даже брюки убежали… от тебя…».
— Какие брюки?
— Что же это у него произошло, интересно…
— Я Вас умоляю. Что у него может произойти? Да ещё интересного?
— Радостное и удивительное, — пробубнил Мут из положения параллельного полу.
— Тем более.
— Держу пари, что предел мечтаний Подъяблонского – розовая манишка или пластмассовый кораблик, который у него отобрали в детстве и не дали ему его собрать.
— Хм, так может он теперь его собрал?
— Мур-мур, — промурчал Мут.
— А может, он женился?
— Я Вас умоляю… Хотела бы я увидеть… Да и что в этом радостного и удивительного?
— Последнее время у меня создаётся впечатление, что для этого типа всё радостно и всё удивительно. Уж  не задумал ли он какую-нибудь каверзу?
— У него на это мозгов не хватит.
— Угу, — угукнул Мут.
— Всё-таки это очень и очень… неприятно.
— Да что мы тут вообще обсуждаем? Кого? Подъяблонского! Матерь божья! Если бы кто услышал, умер бы со смеху.
— Но Вы заметили, как были отвратительно счастливы его глаза?
— Дураку и кошка в радость. Будете кофе с ванилью? – Тюля поднялась, направилась к диспенсеру.
— Буду, — решительно сказал Брауз: — Водку.
— Мня-мня? — Мут бодро отлип лицом от стола, на лбу у него замысловатым сюрреалистичным узором выступали отпечатки от канцелярских скрепок.


Комментариев: 0

Первому игроку приготовиться.

Шикарная виртуалка, так можно назвать. Спилберг фигню не снимает, хотя, конечно, снимает (достаточно вспомнить бесконечную сагу «Звёздные воины»), но фигню качественную. Любителям интернетной реальности рекомендую ознакомиться с ближайшим будущим человечества. Конечно же с хэппи эндом. Один из тех фильмов, где думать не надо, надо смотреть. Если выделится пара часиков в выходной день. Затягивающее действо.
Лейтмотив этого художественного произведения определяет фраза одного из персонажей: «А вдруг она сто пятидесяти килограммовый мужик, живёт в пригороде Детройта у мамы в подвале, и зовут её Чак..?».
Секундный эпизод с куклой Чаки это вообще прелесть! Большой поклон сценаристам за подобные «вставки». В моём стиле).

                                         

В общем, садитесь, пристёгивайтесь, и нажимайте Enter.

http://gidonline.in/film/pervomu-igroku-prigotovitsya/

Не пожалеете.

Комментариев: 11

Встать, когда с тобой разговаривает подпоручик!

Я полагал, что знаю этот фильм наизусть, так сказать вдоль и поперёк, и обнаружить в нём что-то новое уже невозможно. НО!
Пересматривая недавно, с изумлением, неожиданно совершил для себя открытие. Только сейчас я вдруг заметил, что подпоручик Семён из банды Абдуллы (тот, что вылетает из окна и «гранаты у него не той системы») носит с левого боку не казачью шашку, а (внимание!) японский самурайский меч! Именуемый в простонародии катана. Вот так!
А вы говорите… павлины.

                    

Комментариев: 7

Точка.

«Кочка, кочка… Бочка, строчка… Нет. Точно, точка и кривая… Рожа, огурец, тире… Как же… Точно, точка, человечек…. Точка, палка, человечек… огуречик, запятая… м-м-м».
— Валя! – Дмитрий встал с дивана, невозможность вспомнить что-то знакомое и то, что он точно знал, но не в силах был воспроизвести, терзали его мозг, пульсирующий в уже начинавшей болеть голове: — Валя!
— А? – раздалось из ванной.
Дмитрий подошёл:
— Валя, ну, как там: «Палка, палка…»?
— Что? – не поняла Валя, отвлекшись от своего отражения.
— Ну, палка, палка… палка, палка, получился огуречик… человечек…
Валя вдруг густо покраснела, потупила взор, приспустив красивые ресницы. Стыдливая улыбка обозначила ямочки на щёчках, рука кокетливо прикрыла халатик на груди:
— Ну, Дим… Чё, прям щас что ли?
— Тьфу… Дура.
Дмитрий захлопнул дверь, помялся, заглянул к сыну:
— Виктор Дмитриевич!
Сынишка подпрыгнул на кровати.
— Ну, ты-то должен знать! «Точка, кочка и кривая. Минус. Палка, палка, огуречик, ну!».
— Папа пил? – неуверенно спросил Витя.
— М-м! –Дмитрий вышел на балкон. «Баран! Чему их только в школе учат?». Закурил.
Вдруг Дмитрий ощутил абсолютную блаженную ясность, такую, от которой перехватывает дыхание, возникает эйфория и желание летать. Поэты называют такое состояние вдохновением, замужние женщины оргазмом, Дмитрий же произнёс: «Эврика!». Он вернулся в комнату, где за ним украдкой наблюдали Валя и сын Витя. Дмитрий приближался к ним медленно, необратимо, чётко выговаривая каждое слово:
— Точка. Точка. ЗАПЯТАЯ! Минус… Рожица кривая. Палка. Палка. Огуречик. Вот и вышел…
Валя прижала сына к себе.
— Вот и вышел…
Сын прижался к Вале.
— Вот и вышел-л-л…, — глаза Дмитрия как два маленьких глобуса завращались, вылезая из орбит: — НУ!!!
Жена и сын молчали.
— ЧЕ! ЛО! ВЕ! ЧЕК! – затряс руками над собой Дмитрий и разразился демоническим смехом: — Ха-ха-ха-ха-ха!!! Всё. Я устал.
Обессиленный Дмитрий лёг на диван, скрестил ладони на груди. Закрыл глаза, открыл рот. Через четверть часа послышался размеренный успокоительный храп.
— А теперь добавим ножек, получился осьминожек…, — пробурчал насупившийся Витя.
— Витя, ты уроки сделал? – почему-то спросила Валя Витю.

                                      

Комментариев: 0

Бабье лето.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Евфрона: Бабье лето — так называется начало осени (обыкновенно с 1 до 10 сентября), когда по воздуху носятся белые нити. Происхождение этих нитей долгое время не было известно с точностью.
Википедия: Бабье лето — длительный период тёплой и сухой погоды в конце сентября или в первой половине октября.

Марцепан спустился с крыльца. Снял с головы чугунный котелок, горячая лапша на курином бульоне распласталась на плечах подобно офицерским эполетам, кипяток потёк в трусы. Поставил котелок у ступенек. Холодный осенний дождь остужал. На левой щеке пылал красный отпечаток ладони. Откровение пришло внезапно. «Вот почему оно бабье, это лето. Ещё вчера тёплое, ласковое, бархатно нежное. А сегодня тучи, ветер, ливень, буря».
Из темноты возник мокрый Полкан. Понюхал котелок. Подошёл к Марцепану, поднял заднюю лапу, пожурчал в унисон падающей с небес воде. «Тепло», подумал Марцепан. Пёс посмотрел ему в глаза, развернулся, растворился в ночной мгле.
Дождь усиливался.
В окне за спиной погас свет.

Комментариев: 0

Мандарин.

— Что ЭТО?

                                
— Это?
— Мандарин?!
— Нет. Мандарин – это китайский чиновник в такой шапочке с помпоном.
— Но тогда что ЭТО???
— Это то самое неприступное сердце прекрасной Брунгильды, которое похитил коварный злодей Заратустра. И с тех пор её прозвали Бессердечной.
— А! Но… но как оно попало к тебе?!
— Я его у него выиграл. В «очко».
— Невероятно! И что же теперь?
— Теперь? Теперь я его съем.
— НЕТ!!!
— Нож. Вилка. А где соль?


Комментариев: 14

Натаниэль.

Натан проснулся на этот раз не по будильнику. Он его заранее отключил. Встал. Пошёл в гальюн, поссал. Почистил зубы (пасты ещё лет на триста). Прошёл мимо кухни, в рубку. Включил журнал. Журнал поздоровался блядским голосом, начал перечислять параметры. Натан выключил. Он поставил запись дочки.  «Папа! Папа! Я дождусь тебя». Выключил. Там уже лет четыреста прошло. Сигнал идёт, значит жива ещё Земля. Эх, подумал Натан, сигаретку бы…..
Спички на Земле остались....


Комментариев: 2

Земляничные поляны навсегда.

Держа на коленях своего сына, ты держишь всех своих внуков, правнуков.


Комментариев: 2

Наташа.

На балу у Потоцких было шумно. Мазурка заканчивалась, оркестрмейстер деликатно попросил перерыва (поскольку уже в течение часа наблюдал, как сиятельнейший князь Ухабцев уничтожал «Смирновскую»).
Юный граф Шмурыгин, воспитанник пажеского корпуса, приглашённый на торжество по случаю знакомства родителей, скромно стоял в углу, переминаясь с ноги на ногу. Вальс с Наташенькой он исполнил на «отлично» (то есть не оттоптал её белоснежные туфельки и рука не сползла ниже талии). Сейчас закончится мазурка и все пойдут к столу. Что же делать?
Тут (о, счастливое мгновенье!) из уборной показался капитан Букреев (преподаватель стрелкового дела). Как он тут оказался было уже не важно. Шмурыгин подлетел к нему, отдал честь, капитан смутно смотрел куда-то сквозь, пошатываясь.
— Шмурыгин?
— Я, Ваше Высокоблагородие!
— А-а….
— Сейчас к столу, господин капитан.
— Пора, пора…
— С какой стороны барышню…. Садить?
Букреев сосредоточенно посмотрел на Шмурыгина, взгляд его отмутнел и на весь зал раздалось:
— Ё…ть! Там где шашка, там и баба!!!
Капитан удалился на пол. Граф Шмурыгин поймал на себе взгляды изумлённых пар, закончивших фигуры.
Наташа улыбнулась.


Комментариев: 3

Кухня души.

Её ладошка была в два раза меньше моей. Что можно сделать такими короткими пальчиками с острыми ноготками? Оказывается всё. Нет, она, конечно, не согнёт подкову, и даже не откроет туго закрученную банку. А зачем? На этот бесполезный случай есть я.

Судя по часам, уже пора закрываться.
Думаю, мне лучше уйти.
Я бы с удовольствием остался здесь на всю ночь.

Машины проползают мимо, набитые глазами,
Уличные фонари делятся своим лживым светом.
Твои мысли, похоже, оцепенели от неожиданности.
Все ещё есть одно местечко,
Все ещё есть одно местечко.

Позволь проспать всю ночь на твоей душевной кухне,
Согрей мой разум в своей нежной печи.
Прогони меня и я уйду, дорогая,
Спотыкаясь, в неоновую рощу.

Твои пальцы ткут быстрые минареты,
Говорят на секретном алфавите.
Я зажигаю еще одну сигарету.
Научись забывать, научись забывать.
Научись забывать, научись забывать.

Позволь проспать всю ночь на твоей душевной кухне,
Согрей мой разум в своей нежной печи.
Прогони меня и я уйду, дорогая,
Спотыкаясь, в неоновую рощу.

Судя по часам, уже пора закрываться.
Думаю, мне лучше уйти.
Я бы с удовольствием остался здесь
На всю ночь, на всю ночь, на всю ночь...

                                                                                       (Дж Моррисон)
                                                                                         перевод Гугл


Комментариев: 4
Страницы: 1 2 3 4 5 6 ...